Производитель Ozempic: что известно о датской Novo Nordisk — самой дорогой компании в Европе

0 7

Название Novo Nordisk ничего не говорит большинству потребителей, но продукты компании — препараты Ozempic и Wegovy — безумно популярны среди желающих похудеть. Благодаря этим «фармацевтическим блокбастерам» в прошлом году датский гигант стал самой дорогой компанией Европы, потеснив с первого места LVMH.

Производитель Ozempic: что известно о датской Novo Nordisk — самой дорогой компании в Европе

Ozempic

История Novo Nordisk как первого в Европе производителя инсулина началась около 100 лет назад. Как лекарства от диабета стали лекарствами для похудения? Какое революционное открытие привело компанию к миллиардным прибылям? Подробнее обо всем — в статье.

Открытие инсулина и основание Nordisk

В 1921 году группа ученых из Университета Торонто сделала одно из важнейших открытий в медицине: инсулин для борьбы с сахарным диабетом. За это изобретение врач Фредерик Бантинг и химик Джон Маклеод получили Нобелевскую премию. Права на производство и разработку лекарства Университет Торонто лицензировал крупной американской фармацевтической компании Eli Lilly.

В то же время в Америку из Дании приехал биолог и нобелевский лауреат Август Крог с женой, доктором медицины, Мари Крог, страдавшей диабетом. Узнав об инсулине, супруги обратились в Университет Торонто. Они хотели не только помочь Мари, но и вывести инсулин на рынок Европы, где о нем еще никто не знал.

Август и Мари заключили с университетом соглашение о производстве инсулина в странах Скандинавии. Дома пара приступила к работе: покупала на рынке в Копенгагене коровьи и свиные поджелудочные железы и в лаборатории выделяла из них инсулин.

В 1923 году на датской Lion’s Chemical Factory была создана линия производства инсулина под торговой маркой Insulin Leo. Спрос на препарат зашкаливал, поэтому через год Август и Мари Крог, врач Ханс Кристиан Хагедорн и владелец Lion’s Chemical Factory Август Конгстед создали независимую организацию для производства и распространения инсулина по всей Европе.

Организацию назвали Nordisk (Nordic Insulin, то есть производитель инсулина для скандинавских стран). Это была операционная компания, которую полностью контролировал благотворительный фонд, созданный ее учредителями. Такая корпоративная структура распространена в Дании из-за высоких налогов: по аналогичной схеме работает, например, Lego.

У благотворительного фонда было две миссии:

  • производить инсулин и продавать его по доступной цене в Скандинавии, чтобы дать доступ к лекарству многим людям;
  • экспортировать в другие страны Европы и мира по рыночным ценам.

Конкуренция на рынке: создание Novo

Среди первых сотрудников проекта Insulin Leo, еще до появления Nordisk, были два брата-инженера — Гарольд и Торвальд Педерсены. Из-за ссоры с руководством они ушли из компании в первый же год работы и основали собственный бизнес по производству инсулина под названием Novo Insulin.

В течение следующих 65 лет Novo и Nordisk ожесточенно конкурировали, что способствовало важным открытиям в медицине.

Основным мотивом конкуренции стало совершенствование формы и состава продукта. Первый инсулин производства Nordisk был в форме таблеток, которые нужно было растворять в воде, и содержал много вредных для здоровья примесей. Novo, за счет инженерных способностей основателей, изобрела жидкую форму инсулина. Nordisk ответила усовершенствованной формой препарата с пролонгированным действием, чтобы вводить его можно было реже.

Кроме того, конкуренты выбрали разную стратегию развития. Если Novo масштабировала производство по всей Европе, Nordisk зарабатывала на продаже компаниям лицензий на производство инсулина. Это сыграло против бизнеса во время Второй мировой войны.

В 1940 году нацисты оккупировали Данию, поэтому в Nordisk больше не могли получать деньги от стран-союзников. В то же время Novo Гитлер санкционировал как официального поставщика инсулина для многих стран.

После войны Nordisk восстановила деятельность, но сильно отставала от Novo, которая стала крупнейшим производителем инсулина в Европе. Кроме того, в компании решили диверсифицировать бизнес и добавили новую линейку продуктов — энзимы для моющих средств. Но этот бизнес в 70-х потерпел крах — именно тогда, когда Novo нуждалась в капитале для масштабирования производства очередной усовершенствованной формы инсулина (MC Insulin), успешно продававшейся на международном рынке.

Novo нужен был богатый на наличные партнер. Такой, как Nordisk, которым в то время руководил новый генеральный директор — Генри Бренхем. Он не имел никакого отношения к науке, но был сильным предпринимателем.

Бренхем быстро понял, что новое поколение инсулина изменит рынок: скоро все будут использовать только его. А поскольку Novo из-за отсутствия капитала пока не может масштабировать производство, это возможность для Nordisk вернуться в игру. Гендиректор убедил правление, что вместо слияния Nordisk должна восстановить собственные производственные мощности и ворваться на американский рынок.

В результате новой стратегии в течение 1970-х годов продажи Nordisk ежегодно росли на 30 процентов. Она превратилась в полноценную производственную компанию с мощностями по всему миру. До 1980 года Nordisk составляла десятую часть общего бизнеса Novo и треть ее инсулинового бизнеса.

Распространение диабета и генная инженерия

В 80-х в мире произошло две вещи, которые коренным образом изменили рынок инсулина:

  • Из-за нездоровой еды начала стремительно расти доля людей с избыточным весом и диабетом: число людей с диабетом 2 типа с 1980-го по 2016 год увеличилось в четыре раза.
  • В Кремниевой долине произошла революция в производстве лекарств. Благодаря генной инженерии для производства инсулина больше не требовались поджелудочные железы животных. По составу он был идентичен инсулину, который вырабатывает человеческий организм.

К концу 80-х Nordisk занимает до 20 процентов мирового рынка инсулина, а Novo сокращает свою долю до 30 процентов. На этот раз у компаний есть веская причина для слияния, ведь благодаря генной инженерии производство инсулина нужно масштабировать, для чего нужны огромные капиталовложения.

В 1989 году после объединения создается компания Novo Nordisk. Она контролирует около половины мирового рынка инсулина. На втором месте – американская Eli Lilly с 45 процентами. Общий размер рынка инсулина составляет около 2 миллиардов долларов (по сравнению с 500 миллионами десять лет назад).

Novo Nordisk продолжает расширять и масштабировать производство. В течение 15 лет доход и прибыль ежегодно увеличиваются примерно на 20 процентов. К концу 2003 года годовой доход компании превышает 4 миллиарда долларов.

Новое открытие, изменившее игру

В Novo Nordisk работала небольшая группа исследователей во главе с ученой Лотте Бьерре Кнудсен. Они искали усовершенствованный путь для лечения диабета 2 типа.

Ученые выяснили, что значительной частью механизма, мешающего организму вырабатывать инсулин, является гормон под названием глюкагонообразный пептид 1 или GLP-1. Увеличив количество этого гормона, можно стабилизировать состояние человека. Проблема в том, что GLP-1 остается активным в организме всего пять минут.

После многолетних исследований в 1997 году Лотте Бьерре Кнудсен, наконец, решает проблему: разрабатывает аналог GLP-1 — лираглутид, период полураспада которого в организме человека составляет 13 часов. Novo Nordisk начинает клинические испытания нового препарата, которые растягиваются на годы.

Параллельно такие же процессы происходят в США: местные ученые совершают аналогичное открытие с той разницей, что аналогом GLP-1 оказывается гормон, содержащийся в яде ящерицы. В результате в 2005 году Eli Lilly выпускает на американский рынок препарат Byetta, одобренный FDA. Впрочем, он не столь эффективен, как выведенный в Novo Nordisk, ведь требует двух инъекций в день в отличие от одной.

Novo Nordisk в это время находится на третьем этапе испытаний — на людях. Кроме эффективности препарата, ученые замечают еще один факт: крысы, а затем и люди, которым вводили очень большое количество лираглутида, переставали есть.

В середине 2000-х уже около трети населения США страдает ожирением, а две трети имеют избыточный вес. Во всем мире ожирением страдают 500 миллионов человек. Так же, как и диабет, это хроническое заболевание, а значит, огромный потенциальный рынок для Novo Nordisk. Однако вокруг препаратов для похудения существует огромная стигма: невозможно создать лекарство, которое было бы безопасным и эффективным.

В начале 2010 года Novo Nordisk получает окончательное одобрение на препарат Victoza (маркетинговое название для лираглутида). Хотя FDA одобряет его только для лечения диабета, люди уже знают о побочном эффекте похудения, поэтому препарат становится хитом на рынке. В первый год Victoza приносит Novo Nordisk примерно 300 миллионов долларов. В следующем году — более миллиарда.

За несколько лет в США и Европе официально утверждают препарат Victoza для снижения веса, и в 2015 году доход Novo Nordisk достигает 16 миллиардов долларов — рекорд для фармацевтической компании с узкой специализацией.

Ozempic и Wegovy

В то же время Novo Nordisk начинает третью фазу испытаний своего нового улучшенного аналога GLP-1 — семаглутида нового поколения. Он имеет несколько преимуществ:

  • гораздо дольше удерживается в организме: нужно вводить только раз в неделю вместо раза в день;
  • считается вдвое более эффективным для похудения: снижение индекса массы тела составляет более 15 процентов против 8-ми, которые обещал предыдущий препарат.

В 2018 году на рынок выходит Ozempic для лечения диабета, а в 2021-м —  Wegovy для похудения. Несмотря на не до конца изученные побочные эффекты (от панкреатита до суицидальных мыслей), препараты становятся безумно популярными. Причем лидер среди них — Ozempic: по продажам он втрое опережает своего ближайшего конкурента Wegovy.

  • Общее количество выписанных на Ozempic рецептов в 2022 году достигло 2,2 миллиона.
  • В 2023 году объем продаж Ozempic составил 40 процентов от общих продаж Novo Nordisk.
  • Более трети людей, принимавших Ozempic, не были больны диабетом.
  • Популярности препарата способствует вирусный эффект в медиа и соцсетях: с 2021 года об Ozempic написано около 150 тысяч статей, а тематические видео на Tiktok набрали более 1,2 миллиарда просмотров.
  • «Чудо-препаратом» увлекаются голливудские звезды и другие селебрити. Илон Маск, например, сообщил, что обязан потерей веса Ozempic и Wegovy.

Рыночная капитализация Novo Nordisk растет невероятными темпами: если в 2020 году она составляла около 100 миллиардов долларов, то в 2023-м превысила 400 миллиардов. Доход компании вырос с 20 миллиардов долларов в 2019 году до 40-ка в 2023-м. Прибыль составляет около 10 миллиардов долларов в год.

Фармацевтический гигант стал самой дорогой компанией Европы, потеснив с первого места концерн LVMH.

Во всем мире от диабета сейчас страдают более 500 миллионов человек, от ожирения — около миллиарда. Поскольку обе проблемы являются хроническими, препараты от Novo Nordisk нужны людям на протяжении всей жизни, что обеспечивает компании постоянную прибыль и позволяет сосредоточиться только на одной отрасли. Кроме того, клинические исследования показали, что Ozempic и Wegovy потенциально могут снижать риск сердечных приступов и инсультов, так что, возможно, история успеха Novo Nordisk только набирает обороты.

В статье использованы материалы подкаста Acquired.

Источник: marketer.ua

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.